Танец

 

(Заметки «На кончике пера…», 1992 г. Крым)

Круг музыки кружит голову…
Еще эти световые лучики и заплатки везде, отраженные от зеркального шара, вращающегося под потолком. Ее неуловимый запах чистоты еле заметно «подсвечивается» искусственным, но тоже прелестным запахом весны, гор, можжевельника. В полголоса, в полчувства грезится наяву. Интуитивно, и в тоже время управляемо и синхронно движутся сквозь измененное свечение прозрачные оболочки танцующих теней. И кажется, что они растаяли в пульсациях музыки, сердец, мыслей.

  • Вы давно отдыхаете здесь?
  • Давно… (музыка прячет слова)
  • Что?
  • Давно! (приподнимаясь на носках, почти касаясь губами моего уха, говорит она)
  • Почему-то я Вас раньше не видел здесь…
  • А я всего второй раз в этом баре…
  • А что так?
  • Все как-то не выходило… (и как-то виновато улыбаясь) Да и сынишка не пускал.
  • А сейчас, где он?
  • … (показывает, положив свою голову на сложенные ладони, — спит)
  • Один?
  • Да.

Музыка пьянит, обнимает, делает иллюзорными очертания.

  • Вам здесь не скучно?
  • Нет, у нас компания веселая…

Рвется сразу несколько субстанций с окончанием музыки: общение, прикосновение, сцепившиеся поля, ощущения от потока разгоряченных мыслей и появляется… н е о п р е д е л ё н н о с т ь.

А утром: оказывается ее стол в ресторане сразу за моим (и не обращал внимания!), и ничего особенного ни в ней, ни в ее сынишке (шаловитый бутуз лет пяти-шести), ни во всем остальном.

Что с нами делает музыка?

Добавить комментарий