Перестраховщица

 

Встретил он как-то недавно перестраховщицу. Красивую, тонкую, гибкую, умную, страстную, яркую и… да-да, и это тоже. Была она в чем-то собой же придуманном, укутанном, наброшенном. Искрилась остроумием и большим разрезом от… и …до. Ну, почти «до». Совсем чуть-чуть не хватало до. А если бы хватило, то вокруг нее собралась бы куча озабоченных и потирающих.

Но… до «до» оставалось совсем чуть-чуть. И она смогла пройти мимо клубящихся озабоченных и потирающих, и подойти к нему.

Он стоял, облокотившись о стену. Просто стоял и не видел ее. Даже когда она шла с чуть-чуть до «до» не доходящим разрезом мимо клубящихся озабоченных и… Словом, дошла она. Остановилась. Брызнула глазами, усмехнулась, коснулась длинным указательным пальцем идеальной выгравированной шеи, закусила нижнюю губку на пару секунд и опустила свои откровенно бесстыжие глаза вниз. На пару секунд.

И снова посмотрела. Куда? Никто не видел. Только Он и Она. И она посмотрела вниз.

Так и стояли они. Он курил и облокачивался. Она закусывала и опускала. И стояли бы еще долго, если бы…

Если бы не страсть.

Набросились вдруг друг на друга они. Он, облокачиваясь и уже не куря, а отведя руку с сигаретой в сторону – как бы не обжечь что-нибудь интимное… Она, закусывала теперь уже не свою губку нижнюю, и смотрела уже не вниз. Зачем смотреть? Можно было ощущать, трогать.

А вокруг все также шумели клубящиеся озабоченные и потирающие от досады все еще саднящее от сожаления собственное естество. А вокруг гремела музыка. Клубился сигаретный дым. Танцевала скучающая полуголая танцовщица. Билась в истерике ревнивая спутница. Кидались друг к другу больные на голову судьи. Истерически хохотал над всем происходящим мой хороший знакомый. И давился вишневой косточкой банкир из соседней страны…

Они вышли из душного помещения.

  • Цирк! – воскликнула она.
  • Пародия, – подтвердил он.
  • Паранойя… – прошептала она.
  • Жизнь, – доверил ей тайну он.
  • Бред, – не поверила ему она.

Вышли они на улицу и пошли по залитому молочным светом фонарей мокрому асфальту из-за недавно прошедшего дождика, вдыхая чистоту и свежесть…

И было хорошо.

А кто-то остался в свете прожекторов и в криках сожаления тех, потирающих ушибленное место. Каждый свое, родное, интимное. И все также клубился сигаретный дым.

Танцевала скучающая полуголая танцовщица, которая курила все тот же дым. Билась в истерике ревнивая спутница. Интересно, чья она теперь спутница? Кидались чем-то мерзким друг в друга больные на голову судьи. Не вылечишь уже. Поздно. Истерически хохотал над всем происходящим мой хороший знакомый. Бедный, не смог вовремя остановиться. И давился вишневой косточкой банкир из соседней страны. Не знаю, выжил ли…