Пробуждение

1

 

Сон. Кожа… замок… движения. Будильник. И все как обычно.

* * *

Фильмы, как и жизнь, все чаще становятся похожими на компьютерную игру. Спасение – в снах. Звук электронного будильника рисует перспективу.

* * *

Кошки не любят, когда ими командуют. Кто из нас видит в темноте? «А я вижу», — говорит кошка, жмурясь. Чем отличается женщина, принявшая решение, от всех остальных? Женщина становится свободной. Женщина осознает, что всю жизнь до этого она провела в клетке. Жить независимо и без страха – вот что может сдвинуть глыбу повседневности с дыхания думающей, чувствующей, желающей жить женщины.И все?

* * *

Почему так важен звук? От смысла слова или от тембра. От смысла или от вибраций.

Что отличает обычного гуляющего типа от… интересного для женщины? Что отличает? Что? Координация смысла. Чувство исключительности именно с ним. Интуиция пути. Предвидение следующего шага.

Кошки. Ведьмы. Женщины. Раздвоенная личность женщин. Что сидит в них еще? Что? Непокорность и необузданность от природы. Протест от интуиции. Неподчинение правилам и следование собственным желаниям. Это свобода. Свобода принятого решения. Жизнь в клетке – это обычность привычки. Свобода – это награда. Награда за решительность, за умение соединить чувство, мысль и интуицию.

* * *

Кошка так почитаема в Египте. На Востоке. Отчего? Образ женщины-кошки растиражирован. К нему привыкли, стали отождествлять гибкость, хитрость, свободолюбие, чувственность, чуткость, мягкость, уютность, теплоту кошки с именем женщины. Человеку дается ровно столько, сколько нужно, чтобы отличаться от зверя. Остальное – от желания кем-то стать. Египетская «мау» – кошка храма. Если кошка вселяется в обычную женщину, то добавляет ей гордости и уверенности.

Красивый образ?

* * *

Хотела быть художником. А работала дизайнером в рекламной компании. «Ты у нас самая талантливая», — говорили ей. И она довольствовалась этим. Пока не стала кошкой. Она решила жить, а не…

Мы считаем важным сохранить то, что вокруг, цепляясь за будильник по утрам, за натягивание одеяла на глаза – не-видеть-бы-это-утро!, за маршрутку, обдавшую сапожки грязью на остановке, за пот и сопли внутри нее, за кофе-бутерброд-оставшиеся-на-кухонном-столе, за успеть-не-опоздать-выглядеть-не-потерять-соответствовать-не-обидеть.

И что дальше?

 

2

 

Трудно вспомнить то настроение, которое вселилось и саднило в душе все это время ожидания поездки. Набралось много всего, которое теперь росло и билось в сердце, заставляя его сжиматься, замедляться. Ждать, ждать, когда можно будет облегчить себя и вымести все лишнее, тащившееся вслед тяжелыми шагами с мыслями безысходности по кругу и видениями из прошлого.

Ростов. Раннее утро. Пугающий туман. Междугородний автобус «Вольво», почти пустой, длинный, устаревший для Швеции и пригодившийся в Украине, карабкающийся теперь вверх по шоссе в России. Место номер один в нем. И какое-то вдруг опустившееся успокоение и уравновешенность процессом движения, настроением пути.

Авария на подъезде к Ростову. На склоне. Девятнадцать машин. Смотришь и видишь, что жизнь тщетна и так мимолетна своей непредсказуемостью и незащищенностью, что уйти из нее – ничего проще.

Встреча с Лиской в день приезда в Ростов не состоялась. Переговоры буквами на мобильном экране. Огорчение. Темнота за окном. Расслабление с друзьями под бутылочку водочки. И перенос на завтра прикосновения. Сердце все еще сжимается, нервы под горлом, не рассасывающаяся боль в груди.

* * *

Жду Лиску на вокзале, и ожидание встречи пульсирует. Кошка Лиска. Наверное, бывает.

* * *

Странно, еще день назад рабочая загруженность не давала поднять голову, а сейчас крылышки растут. Не то, чтобы летать над бренностью. Бывает. Желание самое обыкновенное. Но еще и чтобы цвет был белым. И клубилось бы вокруг для поэтической сублимации. Закрывало мелочи, чертило контур главному. И день сегодня почти понедельник, и офис без меня там стал пустым – до сих пор, был настолько полным, что эхо от вскриков заведенных чем-то менеджеров кидалось на стену, отскакивало и рассыпалось горохом со звуком «ш-ш-ш». Стать ангелом за миг до столкновения со встречным, вынырнувшим из тумана гудящим лесовозом.

Откуда здесь лесовоз? В степи.

Тихо. Почти. Глюкоза просит «ты прости меня, малыш…». Сонность. Не сонливость, а сонность. Бывает, когда уже спать не хочешь, а… переспал, кажется, со всеми вокруг.

Прошедшие праздники – гибель для работы. Поэтому я в пути.

* * *

Слушаю. Ты говоришь – слушай, я слушаю. Много чего рассказала. Интересно.

А… сразу вопрос, можно? «Отчего вокруг тебя такая таинственность?» И слушаю дальше. Хорошо, что я от тебя уехал. К кошке Лиске.

  • Я говорю, что кроме нас двоих нет ничего больше, важнее, интереснее. Все – пополам, на двоих, друг для друга. Нет, я не собственница. Честно говоря, ругаю себя за это. Надо бы быть жестче, неприступнее, меньше показывать чувства…
  • «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей», – говорю, оправдывая всех мужчин вместе с Пушкиным. – Все пополам, на двоих, друг для друга – не идеализм ли? Идеальность, как цель, как стремление к совершенству, — это я пойму. Но это почти не встречается. Почти. Хорошо, что ты не собственница. И не меняйся.
  • И как можно меньше показывать чувства?? Разум наш и так все попрятал! Куда уже больше?! А Пушкин не зря говорил не «больше», а «легче». И он, скорее всего, оправдывал не мужчин, а женщин.

 

3

 

«…самое главное, чтобы любимой была женщина, чтобы любили ее, а от нее достаточно того, чтобы она позволяла любить себя. Я не понимаю этого и не принимаю. Мне просто необходимо любить самой», – говорила ее любимая учительница. – «И скрывать, выдавать ограниченными порциями это чувство я не умею. Какой уж тут эгоизм…»

  • Да, учительница твоя знаток женской доли и не идеалистка. Она имела ввиду, что если, не дай Бог, придется выбирать любить ли самой или позволить любить себя, всегда выбирай второе. Не будешь несчастной. Как правило. Тут выбор за мужчиной. И я выбираю первое.
  • Она в своих словах шла от чувства, а не от разума. Разум-собака свою кость всегда отберет. А чувству помочь нужно. Но я так не смогу. Прощай мой друг! – шутит она. – А ревность? Я не ревную, когда уверена в себе, когда мне говорят о том, что я нужна. Говорят, именно говорят, потому что самая обыкновенная я – ушами люблю. Знаешь два слова для мужчины-котяры, который не может без приключений? «Молчи и говори». Молчи обо всех других женщинах, а говори только о той, которая рядом. Все. Пользуй.
  • Да, это так, я знаю. Всегда лучше слышать, то, что хочется и не знать того, что все испортит. Мужчина должен быть таким. Щади свою женщину, и она будет любить тебя всю жизнь. Уши женщины так устроены, что, если она любит, все равно услышат то, что ей нужно в этот момент. И даже, когда не любит, но пытается полюбить. Женщина движется к любви своей не так как мужчина – по прямой, расшвыривая и расталкивая. Она идет «вымащивая путь мостками», потому что ей чудится болото внизу… или быстрая река. Мостки – это слова, подтверждающие ее движение. Как шест, пешня. Ей необходима твердая почва под ногами. Хотя бы для одного шага.
  • Для меня важно не как мужчина на меня смотрит, не во взгляде дело. Дело в том, что глаза излучают. Желание льется.
  • Ты видишь желание? Расскажи как. Чувства не всегда в глазах. Они в прикосновениях, в руках, в губах, в волосах.
  • Получается, что лучше не смотреть и не думать. Кто-то сказал, что «любовь — это влюбленность плюс разум». Осознанная влюбленность, закопанная корнями в землю. Чтобы прорости. Чтобы родить прочный ствол. Странно.
  • Цинизм разума в том, что он использует чувство. Желание лучшего в мелочах.

* * *

  • Поэтому и говорю я, что не каждый. Потому что не каждый умеет любить. Это сложно и часто больно. Не каждый способен допускать боль по отношению к себе, любимому. Ты понял, о чем я?
  • Все-таки, боль. А ты спрашивала, почему «обязательно боль». Вот поэтому. Потому что чувство рождается через боль, и умирает через боль. Как и человек в этом мире. Быть умной – это не награда женщине, это наказание. И не принижай свой ум. Тебе же не так легко, как кажется многим со стороны.
  • Кроме шуток. Было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Какой же надо быть дурой, чтобы быть умной, и какой же надо быть умной, чтобы быть дурой!
  • Значит, наболело. Чувствуется. Я правильно сказал вначале – ты права. Любовник становится другом – это естественно. Друг же любовником – не всегда. Дружба, она такая, самодостаточная. Да и путь все равно к дружбе через любовь, а к любви – через дружбу. Мимо не пройдешь.
  • Про дружбу разговор отдельный. Разве можно быть просто друзьями, если они хотят друг друга, до дрожи и искр? Зачем запрещать себе то, что хочется, ради дружбы?
  • Чаще дружбу уже потеряли, а к любви не пришли. Посредине, на перепутье, так и остались. Двадцать испорченных «дружб» на одну найденную любовь…
  • Философ.

* * *

Ты, скорее всего, уже вернулась из московской командировки. Писем тебе написали мужчины два товарных вагона – ты же дала объявление в Интернете. Теперь и ночи не хватит, чтобы всем ответить. Но, надеюсь, что ответишь. Никого не пропустишь. Твой разум по пути через неверную трясину порочного интереса тебе поможет.

Ты уже забыла, в каком городе  живешь. Ездишь-ездишь. Ты хоть и дикая временами, но предсказуемая. Тебе не взлететь. Злость? Наверное. Твой компьютерный возраст колеблется между 22 и 27. Хотя на самом деле тебе 30. Ты маленькая для внешнего мира, ты взрослая для внутреннего мирка, включая работу, остановки, магазины, выставки, салоны и макияжи, которые по ночам и утрам не исчезают, а только блекнут, как будто на вчерашнее накинули вуаль из паутины – невесомую, незаметную, но существующую. Твои кусочки-записочки – это тоже твой мирок, это интересно. «Собирай себя по частям», помнишь? Я тебе говорил, что ты разбрасываешь себя по пути. А возвращаться назад времени потом не будет, да и не захочешь. Ты же «ездишь-ездишь». Теряешь цельность, приобретая видимость движения вперед. Интересно читать будет позже. А ты себя в прошлом не видишь. Позиция. Имеешь право.

Но ты молчишь. Или тебя уже нет. Я понимаю. Понимаю, что писать не хочется, хочется жить. И правильно. Одиночество – к написанию. А пока крутится все вокруг – лучше не подбирать написанное.

 

4

 

Мне кажется, что я тебя знаю. Странно. Сидя на месте номер один в старом пропахшем дорогой автобусе «Вольво», мне даже во сне не хочется говорить «я тебя знал».

«Ничего странного нет», — ты бы ответила. «Ты меня, и правда, знаешь. Даже если ты будешь не со мной, ты все равно меня знать будешь. Мы даже не успели стать с тобой по настоящему на «ты», прожив эти долгие-долгие годы, обмениваясь впечатлениями от прочитанного, читая: я – твои рассказы, ты – мои записки. А это уже о многом говорит. По нескольку часов секса ночью – а желание беречь минуты отдаления возникало, как награда за неистовство и самоотдачу».

  • Да, интересные ответы. Спасибо.
  • Приятно, что ты нашел их интересными. На самом деле это был некий экспромт. Я просто на работе выключила мозги и включила сердце. Оно-то и отвечало.
  • Да вот, да вот, да вот. «Когда кроме нежности Его глаз есть только отражение Меня в них…»
  • Я имела в виду, что кроме нас двоих нет ничего больше. Все — пополам, на двоих, друг для друга. Я ж не собственница. Говорю так и одновременно ругаю себя за это. Надо бы быть жестче, неприступнее. Счастье не любит, когда его отпускают. А за «чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей», я бы Пушкина на дуэль вызвала. И обязательно попала бы в его сердце. Взглядом своих синих глаз. Смеюсь. Моя классный руководитель всегда говорила, что самое главное, чтобы любимой была женщина; чтобы любили ее, а от нее достаточно того, чтобы она позволяла любить себя и… привыкла бы это делать постоянно, закрыв свои чувства на замочек, ключ от которого выбросила в глубокий омут заповедного лесного озера. Я не понимаю этого и не принимаю. Мне просто необходимо любить самой. И скрывать это, выдавать ограниченными порциями свое чувство я не умею. Какой уж тут эгоизм. Отсюда и отношение к ревности. Я не ревную, когда уверена в себе, когда мне говорят о том, что я нужна…

* * *

Маленький принц под водопадом, отражающийся в пламени свечи. Сказки и не надо писать. Сказки сами пишут себя. Если сказками называть мечты, то ты не права. А если сказки – это нечто отвлеченное, то тем более. Может быть, ближе к середине лета все твои коротенькие записочки и мысли, прежде чем захотят пожухнуть и опасть по-осеннему, смогут обрести форму и завершенность. А пока… Пусть себе летают! Пиши. Теперь можешь еще и мне.

* * *

Обязательно напишу, о-бя-за-те-ль-но!!! А вторые впечатления от прочитанного будут полнее. Поэтому не выкидывай, нанизывай. Как листочки. Зелененькие. Это я сказки писать не хочу больше, а на письма я отвечаю.

* * *

Точно, знакомый вариант. Пишешь-пишешь, спешишь отправить, не сохранив. А этот прожорливый инет-тип, ррраз! И съел. Обидно и пусто. И не соберешься сразу же повторить. Рррр! рыча, и кляня весь белый свет, Шутника и… других, кто попадется под руку. Обидно, что никто уже не узнает то, что хотел рассказать. А очень бы хотелось узнать, что ты там тогда написала. Именно тогда. Когда ярки и свежи чувства и ощущения от прочитанного и продуманного в ответ. Может, вспомнишь? У тебя же хорошая память на ощущения.

* * *

Ты уже знаешь, как зовут шелест листвы. Ты уже знаешь, как зовут летний порыв ветра августовским вечером. Ты уже знаешь, как зовут первые капли дождя, стекающего по зеленому листку, сплошь исчерканному буковками и кляксами жизни. Скромно приседаю в реверансе. Приятно познакомиться!

И ответ на твою анкету я получала. И ответ тебе честно писала. Только проблема в том, что ты его не получил. Я даже знаю почему. Писала я его долго. Отправила, спеша закончить, и оказывается, что время «кушать душу» наступило. Интернет и откусил. Все, что было написано. Находилась я в это время на работе и рабочие процессы меня полностью поглотили. Переписывать ответ не стала. Понадеялась на «потом». Знаю же, что лучше отвечать сразу, иначе никак не найдется времени потом. Получился очередной мой листок: выписался и выбросился. Извини меня, пожалуйста. Так получилось.

Срочно отправляю этот листочек, а то опять все сотрется. И настоящее станет прошлым быстрее, чем в жизни.

Хорошего настроения!

* * *

Такое впечатление, что ты мое письмо не получила. А если получила, то выкарабкаться тебе из прошлого просто не хватило сил. Подтверди, что получила одним «да» в replay. Буду знать, что так и не узнаю, как зовут тебя.

* * *

А лесовоз оказался не призраком. Только я на месте номер один в старом автобусе «Вольво» проехал место Х во время Ч на пять минут раньше. Утром сообщили в новостях, что на подъезде к Ростову из-за гололеда и тумана в крупной аварии пострадала 21 машина. Пятеро погибли, одиннадцать ранены.

С Рождеством Христовым!
Со Старым Новым Годом!
close
advs